The Czech Hydromeorological Institute has published measurement data and modeling of air pollution for 2017.
Our translation below is given by AS-IS (we tried to translate as accurately as possible), a link to the original document below

Fig. 1

Areas with excess air pollution limits for selected groups of substances, 2017

Fig. I.1

The color scale in the legend on the maps of pollutants to separate the boundaries of the assessment and areas above the limit value

Fig. I.2

Known air quality monitoring stations, 2017

Fig. I.3

Zones and agglomerations for the review and assessment of air pollution in accordance with the Law č. 201/2012 Sb. “Air Protection” as amended

Fig. II.1

Change in total emissions in 1990–2016

Fig. II.2

Change in total particulate matter (PM) emission, 1990–2016

Fig. II.3

Change in total heavy metal emission, 1990–2016

Fig. II.4

Change in total emission of volatile organic compounds (VOC), 1990–2016

Fig. II.5

Production of basic raw materials, 1990–2016

Fig. II.6

Fuel consumption from sources REZZO 1 and REZZO 2, 1990–2016

Fig. II.7

Fuel consumption REZZO 3 (households), 1990–2016

Fig. II.8

Fuel consumption from REZZO 4 sources, 1990–2016

Fig. III.1

The annual heating seasons in the Czech Republic, expressed in degree days (D21) and their average value for the period 1987–2016.

Fig. III.2

The annual course of degree-days in the Czech Republic during the heating season of 2017 (I - V, IX - XII) compared with the average of 1987-2016

Fig. III.3

Temperature, dispersion conditions and concentrations of PM10 and O3 in the Ostrava / Karvina / Fridek-Mistek agglomeration, 2017

Fig. III.4

Annual variation of the percentage occurrence of dispersion conditions in the Czech Republic and in agglomerations, 2017

Fig. IV.1.1

Highest 24 Hour Concentrations PM10, 2017

Fig. IV.1.2

Highest 24 hour PM10 concentrations at air pollution monitoring stations, 2017

Fig. IV.1.3

The average annual concentration of PM10, 2017

Fig. IV.1.4

Average annual concentration of PM10 measured at air pollution monitoring stations, 2017

Fig. IV.1.5

The average annual concentration of PM2.5, 2017

Fig. IV.1.6

Среднегодовая концентрация PM2,5 , измеренное на станциях мониторинга загрязнения воздуха, 2017 г.

Fig. IV.1.7

Среднегодовая концентрация PM10 за пять лет , 2013–2017 годы

Fig. IV.1.8

Среднегодовая концентрация PM2,5 за пять лет , 2013–2017 годы

Fig. IV.1.9

Наивысшие 24 часовые концентрации и среднегодовые концентрации PM10 на отдельных станциях, классифицированных UB, SUB, I и T, 2007–2017 годы

Fig. IV.1.10

Наивысшие 24 часовые концентрации и среднегодовые концентрации PM10 на отдельных сельских (R) станциях, 2007–2017 гг.

Fig. IV.1.11

Среднемесячные концентрации PM2,5 в атмосферном воздухе на отдельных станциях, 2007-2017 гг.

Fig. IV.1.12

Количество превышений предельного значения за 24 часа. Концентрация PM 10 , 2017

Fig. IV.1.13

Доля населенных пунктов, в которых было превышено предельное значение в среднем за 24 часа. Концентрация PM10 и среднегодовые концентрации ТЧ 10 и 2.5, 2001-2017 гг.

Fig. IV.1.14

Годовой ход среднемесячных концентраций PM10 (средние для данного типа станции), 2017

Fig. IV.1.15

Годовой ход среднемесячных концентраций PM2,5 (средние значения для данного типа станции), 2017

Fig. IV.1.16

Среднемесячные концнтрации PM2,5 / PM10 , 2017

Fig. IV.1.17

Тенденции годовой характеристики PM10 в Чешской Республике, 2001–2017 гг.

Fig. IV.1.18

Тенденции годовой динамики PM2.5 в Чешской Республике, 2005–2017 гг.

Fig. IV.1.19

Тенденции изменения отдельных характеристик загрязнения воздуха PM10 (индекс, год 2001 = 100), 2001–2017 гг. и PM2,5 (индекс, 2005 г. = 100), 2005–2017 гг.

Fig. IV.1.20

Доля секторов NFR (номенклатуры отчётности) в общих выбросах PM10 , 2016

Fig. IV.1.21

Структура общих выбросов PM 10 по номенклатуре отчётности, 2008–2016 гг.

Fig. IV.1.22

Доля секторов NFR (номенклатуры отчётности) в общем объеме выбросов PM 2,5 в 2016 году

Fig. IV.1.23

Структура общих выбросов PM 2,5 , 2008–2016 гг.

Fig. IV.1.24

Концентрация выбросов PM 10 на площадях 5x5 км, 2016 г.

Fig. IV.1.25

Концентрация выбросов PM 2.5 на площадях 5х5 км, 2016 г.

Fig. IV.1.26

Медианный спектр ежедневного изменения состава и концентрации твёрдых частиц в воздухе, Оберватория Кошетице, 2017

Fig. IV.1.27

Медианный спектр ежедневного изменения состава и концентрации твёрдых частиц в воздухе, Оберватория Кошетице, 30 апреля 2017 г.

Fig. IV.1.28

Медианный спектр ежедневного изменения состава и концентрации твёрдых частиц в воздухе, город Усти-над-Лабем, 2017

Fig. IV.1.29

Медианный спектр ежедневного изменения состава и концентрации твёрдых частиц в воздухе,  Лом, 2017

Fig. IV.1.30

Медианный спектр ежедневного изменения состава и концентрации твёрдых частиц в воздухе, Острава-Файфейды, 2017

Fig. IV.1.31

Медианный спектр ежедневного изменения состава и концентрации твёрдых частиц в воздухе, Вержовице, 2017

Fig. IV.1.32

Среднегодовые концентрации элементарного углерода (EC – elemental carbon) и органического углерода (OC – organic carbon), NAO Кошетице, 2019-2017

Fig. IV.1.33

Среднегодовые концентрации „чёрного углерода“ (BC – black carbon), NAO Кошетице, Лом и Усти-над-Лабем, 2012-2017 гг.

Fig. IV.1.34

Доля секторов NFR (Nomenclature For Report - номенклатуры отчётности) в общих выбросах „чёрного углерода“ (BC – black carbon), 2016

Fig. IV.1.35

Изменение общих выбросов „чёрного углерода“ (BC – black carbon), 2008–2016 гг.

Fig. IV.2.1

Среднегодовая концентрация бензо [ а ] пирена, 2017

Fig. IV.2.2

Среднегодовые концентрации бензо [ а ] пирена, измеренные на станциях мониторинга загрязнения воздуха, 2017 г.

Fig. IV.2.3

Среднегодовые концентрации бензо [ а ] пирена, усреднённые за пять лет , 2013–2017 годы

Fig. IV.2.4

Среднегодовые концентрации бензо [ а ] пирена в атмосферном воздухе на отдельных станциях, 2007–2017 гг.

Fig. IV.2.5

Тенденции изменения годового распределения бензо [ а ] пирена в Чешской Республике в 2006–2017 гг.

Fig. IV.2.6

Измерение содержания бензо [ а ] пирена в течение 24 часов в небольших населенных пунктах в Южно-Моравском крае и в Брно, 2017 г.

Fig. IV.2.7

Годовой курс среднемесячных концентраций бензо [ а ] пирена (средние значения для станций определённого типа), 2017

Fig. IV.2.8

Концентрации бензо [ а ] пирена и частиц PM 10 в отдельных местах в зимние месяцы, 2013–2017 гг.

Fig. IV.2.9

Доля секторов NFR (Nomenclature For Report - номенклатуры отчётности) в общих выбросах бензо [ а ] пирена, 2016 г.

Fig. IV.2.10

Тенденция общих выбросов бензо [ а ] пирена, 2008-2016 гг.

Fig. IV.2.11

Концентрация выбросов бензо [ а ] пирена из квадратов 5x5 км, 2016 г.

Fig. IV.3.1

Среднегодовая концентрация - карта NO2 , 2017

Fig. IV.3.2

Среднегодовые концентрации NO2, измеренные на станциях мониторинга загрязнения воздуха, 2017 г.

Fig. IV.3.3

Карта среднегодовых концентрации NOx , 2017

Fig. IV.3.4

Среднегодовая концентрация NO2  усреднение за пять лет , 2013–2017 годы

Fig. IV.3.5

Максимальная часовая концентрация и среднегодовая концентрация NO 2 на отдельных станциях, 2007–2017 годы

Fig. IV.3.6

Годовой ход среднемесячных концентраций NO2 (средние значения для данного типа станций), 2017

Fig. IV.3.7

Тенденции годовых характеристик NO2 и NOx в Чешской Республике, 2001–2017 годы

Fig. IV.3.8

Тенденции отдельных характеристик загрязнения воздуха (эмиссии) NO 2 и NO x (индекс, 2001 год = 100), 2001–2017 годы

Fig. IV.3.9

Доля секторов NFR (Nomenclature For Report - номенклатуры отчётности) в общих выбросах NO x , 2016 г.

Fig. IV.3.10

Тенденция общих выбросов NOx , 2008–2016 гг.

Fig. IV.3.11

Концнетрации выбросов оксидов азота с площадей 5х5 км, 2016 г.

Fig. IV.4.1

Карта дневных максимумов (учитывается 8 часовая скользящая средняя) концентраций приземного озона в среднем за три года, 2015-2017

Fig. IV.4.2

Карта дневных максимумов (учитывается 8 часовая скользящая средняя) концентраций приземного озона в среднем за три года, измеренное на станциях мониторинга загрязнения воздуха, 2015–2017 гг.

Fig. IV.4.3

Индекс поля воздействия AOT40 (accumulated exposure over a threshold of 40 ppb - совокупное воздействие, превышающее порог 40 ppb), средний за 5 лет, 2013–2017 гг.

Fig. IV.4.4

Количество превышений (учитывается 8 часовая скользящая средняя) предельных значений содержания озона в течение одного года на отдельных станциях, 2015–2017 годы

Fig. IV.4.5

Значения индекса воздействия AOT40 (accumulated exposure over a threshold of 40 ppb - совокупное воздействие, превышающее порог 40 ppb) на отдельных станциях, в среднем за 5 лет, 2007-2017

Fig. IV.4.6

Годовые значения индекса воздействия AOT40 (accumulated exposure over a threshold of 40 ppb - совокупное воздействие, превышающее порог 40 ppb)  на отдельных станциях, 2013–2017 гг.

Fig. IV.4.7

Количество превышений предельного значения (учитывается 8 часовая скользящая средняя) концентрации приземного озона в среднем за три года, 2015-2017

Fig. IV.4.8

Годовой ход среднемесячных концентраций (учитывается 8 часовая скользящая средняя) O 3 (средние значения для отдельных типов станций), 2017

Fig. IV.4.9

Тенденции годового изменения концентраций O3 в Чешской Республике, 2001–2017 гг.

Fig. IV.4.10

Тенденции касательно отдельных характеристик загрязнения воздуха O 3 (индекс, 2001 год = 100), 2001–2017 годы

Fig. IV.5.1

Карта среднегодовых концентраций бензола, 2017

Fig. IV.5.2

Среднегодовые концентрации бензола, измеренные на станциях мониторинга загрязнения воздуха, 2017

Fig. IV.5.3

Среднегодовая концентрация бензола, усреднённая за пять лет, 2013–2017 годы

Fig. IV.5.4

Среднегодовые концентрации бензола на отдельных станциях, 2007-2017 гг.

Fig. IV.5.5

Тенденции изменения годовой концентрации бензола в воздухе в Чешской Республике, 2005–2017 гг.

Fig. IV.6.1

Карта среднегодовых концентраций кадмия в воздухе, 2017 г.

Fig. IV.6.2

Среднегодовые концентрации кадмия, измеренные на станциях мониторинга загрязнения воздуха, 2017 г.

Fig. IV.6.3

Карта среднегодовых концентраций мышьяка в воздухе, 2017 г.

Fig. IV.6.4

Среднегодовые концентрации мышьяка, измеренные на станциях мониторинга загрязнения воздуха, 2017 г.

Fig. IV.6.5

Среднегодовые  концентрации кадмия в воздухе, усреднённые за пять лет, 2013–2017 годы

Fig. IV.6.6

Среднегодовые концентрации мышьяка в воздухе, усреднённые за пять лет, 2013–2017 годы

Fig. IV.6.7

Среднегодовые концентрации кадмия в атмосферном воздухе на отдельных станциях, 2007–2017 гг.

Fig. IV.6.8

Среднегодовые концентрации мышьяка в атмосферном воздухе на отдельных станциях, 2007–2017 гг.

Fig. IV.6.9

Тенденции годовой концентрации тяжелых металлов в воздухе в Чешской Республике, 2006–2017 гг.

Fig. IV.6.10

Доля секторов NFR (Nomenclature For Report - номенклатуры отчётности) в общих выбросах мышьяка, 2016 г.

Fig. IV.6.11

Тенденция изменения общих выбросов мышьяка, 2008-2016

Fig. IV.6.12

Доля секторов NFR (Nomenclature For Report - номенклатуры отчётности) в общих выбросах никеля, 2016 г.

Fig. IV.6.13

Тенденция изменения общих выбросов никеля, 2008-2016

Fig. IV.6.14

Доля секторов NFR (Nomenclature For Report - номенклатуры отчётности) в общих выбросах кадмия, 2016 г.

Fig. IV.6.15

Тенденция изменения общих выбросов кадмия, 2008-2016

Fig. IV.6.16

Доля секторов NFR (Nomenclature For Report - номенклатуры отчётности)  в общих выбросах свинца, 2016 г.

Fig. IV.6.17

Тенденция изменения общих выбросов свинца, 2008-2016

Fig. IV.6.18

Карта концентрации выбросов мышьяка из квадратов 5x5 км, 2016 г.

Fig. IV.6.19

Карта концентрации выбросов никеля на площадях 5х5 км, 2016 г.

Fig. IV.6.20

Карта концентрации выбросов кадмия из квадратов 5х5 км, 2016 г.

Fig. IV.6.21

Карта концентрации выбросов свинца на площадях 5х5 км, 2016 г.

Fig. IV.7.1

Карта наивысших 24 – часовых концентраций SO2 , 2017

Fig. IV.7.2

Карта наивысших 24 – часовых измеренных концентраций SO 2 на станциях мониторинга загрязнения воздуха, 2017

Fig. IV.7.3

Карта среднегодовых концентраций SO2 , 2017

Fig. IV.7.4

Карта средних концентраций SO2 в зимний период 2017/2018

Fig. IV.7.5

Наивысшие 24 часовые концентрация и самые высокие почасовые концентрации SO 2 на отдельных станциях, 2007–2017 годы

Fig. IV.7.6

Тенденции годовой концентрации SO2 в Чешской Республике, 2001–2017 гг.

Fig. IV.7.7

Тенденции некоторых характеристик загрязнения воздуха SO2 (индекс, 2001 год = 100), 2001–2017 годы

Fig. IV.7.8

Доля секторов NFR (Nomenclature For Report - номенклатуры отчётности)  в общем объеме выбросов SO 2 в 2016 году

Fig. IV.7.9

 Изменение общих выбросов SO2 , 2008–2016 гг.

Fig. IV.7.10

Концентрация выбросов диоксида серы из квадратов 5x5 км, 2016 г.

Fig. IV.8.1

Максимальные ежедневные (учитывается 8 часовая скользящая средняя) концентрации СО на отдельных станциях, 2007-2017

Fig. IV.8.2

Доля секторов NFR (Nomenclature For Report - номенклатуры отчётности) в общих выбросах CO, 2016

Fig. IV.8.3

Тенденции общих выбросов CO, 2008–2016 гг.

Fig. IV.8.4

Концентрация выбросов окиси углерода на площадях 5х5 км, 2016 г.

Fig. IV.9.1.1

Годовой ход среднемесячных концентраций ЛОС (летучих органических соединений), 2017

Fig. IV.9.1.2

Доля секторов NFR (Nomenclature For Report - номенклатуры отчётности) в общих выбросах ЛОС (летучих органических соединений), 2016 г.

Fig. IV.9.1.3

Распределение общих выбросов ЛОС, 2008–2016 гг.

Fig. V.1

Среднегодовые концентрации PM10 в отдельных населенных пунктах и на отдельных типах станций, Пражская агломерация, 2008–2017 гг.

Fig. V.2

Среднегодовые концентрации PM2,5 в отдельных населенных пунктах, Пражская агломерация, 2006–2017 гг.

Fig. V.3

Количество дней с концентрациями PM10 > 50 мкг/м -3 по месяцам, включая общее количество превышений, Пражская агломерация, 2017

Fig. V.4

Количество превышений 24 часовых предельных концентраций PM10 в выбранных населенных пунктах и наивысшие 24 часовые концентрации PM10  на отдельных типах станций, Пражская агломерация, 2008–2017 гг.

Fig. V.5

Среднегодовые концентрации NO2 в отдельных населенных пунктах и на отдельных типах станций, Пражская агломерация, 2008–2017 годы

Fig. V.6

Среднегодовые концентрации бензо [ а ] пирена, Пражская агломерация, 2004–2017 гг.

Fig. V.7

Число превышений предельных значений O3 в среднем за три года, Пражская агломерация, 2006–2017 годы

Fig. V.8

Карта наивысших 24 часовых концентраций PM10 , Пражская агломерация, 2017

Fig. V.9

Карта среднегодовой концентрации NO2 , Пражская агломерация, 2017

Fig. V.10

Выбросы некоторых загрязняющих веществ в разрезе REZZO, Пражская агломерация, 2008 и 2016 гг.

Fig. V.2.1

Среднегодовые концентрации PM10 в отдельных населенных пунктах и на отдельных типах станций, Брненская агломерация, 2008–2017 гг.

Fig. V.2.2

Среднегодовые концентрации PM2,5 в отдельных населенных пунктах, Брненская агломерация, 2006–2017 гг.

Fig. V.2.3

Количество дней с концентрациями PM10 > 50 мкг/м -3 в отдельные месяцы, включая общее количество превышений, агломерация Брно, 2017

Fig. V.2.4

Количество превышений 24 часовых предельных значения PM10 в отдельных населенных пунктах и  максимальная концентрация PM10 (усреднение в течение 24 часов) на отдельных типах станций, агломерация Брно, 2008–2017 гг.

Fig. V.2.5

Среднегодовые концентрации NO2 в отдельных населенных пунктах и на отдельных типах станций, Брненская агломерация, 2008–2017 годы

Fig. v.2.6

Среднегодовые концентрации бензо [ а ] пирена, агломерация Брно, 2004-2017 гг.

Fig. V.2.7

Число превышений предельного значения O3 в среднем за 3 года, Брненская агломерация, 2006-2017

Fig. V.2.8

Карта наивысших 24 часовых концентраций PM10 , Брненская агломерация, 2017

Fig. V.2.9

Карта среднегодовой концентрации NO2 , агломерация г. Брно, 2017 г.

Fig. v.2.10

Выбросы отдельных загрязняющих веществ в разрезе REZZO, агломерация Брно, 2008 и 2016 гг.

Fig. V.3.1

Среднегодовые концентрации PM10 в отдельных населенных пунктах и на отдельных типах станций, агломерация Острава / Карвина / Фридек-Мистек, 2008–2017 гг.

Fig. V.3.2

Среднегодовые концентрации PM2,5 в отдельных населенных пунктах, агломерация Острава / Карвина / Фридек-Мистек, 2006–2017 годы

Fig. V.3.3

Количество дней с концентрациями PM10 > 50 мкг/м -3 в отдельные месяцы, включая общее количество превышений, агломерация Острава / Карвина / Фридек-Мистек, 2017

Fig. V.3.4

Количество превышений 24-часовых предельных значений PM10  в отдельных населенных пунктах и наивысшие 24-часовые концентрации PM10 на отдельных типах станций, агломерация Острава / Карвина / Фридек-Мистек, 2008–2017 гг.

Fig. v.3.5

Среднегодовые концентрации NO2 в отдельных населенных пунктах и на отдельных типах станций, агломерация Острава / Карвина / Фридек-Мистек, 2008–2017 годы

Fig. v.3.6

Среднегодовые концентрации бензо [ а ] пирена, агломерация Острава / Карвина / Фридек-Мистек, 2004–2017 гг.

Fig. v.3.7

Число превышений предельного значения O3 в среднем за три года, агломерация Острава / Карвина / Фридек-Мистек, 2006–2017 годы

Fig. v.3.8

Карта наивысших 24 часовых концентраций, агломерация Острава / Карвина / Фридек-Мистек, 2017

Fig. v.3.9

Карта среднегодовых концентраций NO 2 , агломерация Острава / Карвина / Фридек-Мистек, 2017

Fig. V.4.1

Пропорциональное представление значений индекса качества воздуха, рассчитанных на основе почасовых концентраций NO2 , PM10 и O3 на городских и пригородных автоматизированных станциях, 2017 год

Fig. VI.1

SVRS (SVRS - вспомогательные данные для объявления и отзыва ситуаций смога и регулирования) области и репрезентативные станции PM10

Fig. VI.2

SVRS области и репрезентативные станции O3 

Fig. VI.3

SVRS области и репрезентативные станции SO2 

Fig. VI.4

SVRS области и репрезентативные станции NO2

Fig. VI.5

Смоговые ситуации и регулирование PM10 в районах SVRS, где была объявленахотя бы одна смоговая ситуация, 2017

Fig. VI.6

Эпизод с высокой концентрацией PM10 в пражской агломерации, январь-февраль 2017 г.

Fig. VII.1

Районы с превышенными предельными значениями для охраны здоровья без приземного озона, 2017

Fig. VII.2

Районы с превышенными предельными значениями для охраны здоровья, включая приземный озон, 2017

Fig. VII.3

Превышения предельных значений загрязняющих веществ в Чешской Республике,% от площади, 2006–2017 гг.

Fig. VII.4

Районы с превышенными предельными концентрациями  загрязняющих веществ для защиты экосистем и растительности в NP и CHKO  без приземного озона, 2017

Fig. VII.5

Районы с превышенными предельными концентрациями  загрязняющих веществ для защиты экосистем и растительности в NP и CHKO  с приземным озоном, 2017

Fig. VIII.1

Популяционные концентрации PM10 , O 3 и NO2, рассчитанные по населению в городах в 28 государствах-членах ЕС, 2004–2016 гг.

Fig. VIII.2

Среднегодовая концентрация PM2,5 в Европе, 2015 г.

Fig. VIII.3

Среднегодовые концентрации бензо [ а ] пирена в Европе, 2013

Fig. VIII.4

Среднегодовые концентрации NO2 в Европе, 2015 г.

Fig. VIII.5

Карта 93,2 процентного значения от суточной максимальной концентрации O3 в Европе (по 8-часовым скользящим средним) , 2015 г.

Fig. IX.1

Сети станций мониторинга качества атмосферных осадков и атмосферной пыли, 2017

Fig. IX.2

Карта годового влажного осаждения серы (SO4 2- - S), 2017

Fig. IX.3

Карта годового сухого осаждения серы (SO2 - S), 2017

Fig. IX.4

Карта годового суммарного осаждения серы, 2017

Fig. IX.5

Карта годового сквозного осаждения серы, 2017

Fig. IX.6

Карта годового влажного осаждения азота (NO3 - - N), 2017

Fig. IX.7

Карта годового влажного осаждения азота (NH4 + - N), 2017

Fig. IX.8

Карта годового общего влажного осаждения азота, 2017

Fig. IX.9

Карта годового сухого осаждения азота (NOx - N), 2017

Fig. IX.10

Карта годового суммарного осаждения азота, 2017

Fig. IX.11

Карта годового влажного осаждения ионов водорода, 2017

Fig. IX.12

Карта годового сухого осаждения ионов водорода, соответствующих осаждению SO2 и NOx , 2017

Fig. IX.13

Карта годового суммарного осаждения ионов водорода, 2017

Fig. IX.14

Карта годового влажного осаждения хлорид-ионов, 2017

Fig. IX.15

Карта годового влажного осаждения ионов свинца, 2017

Fig. IX.16

Карта годового сухого осаждения свинца, 2017

Fig. IX.17

Карта годового влажного осаждения ионов кадмия, 2017

Fig. IX.18

Карта годового сухого осаждения кадмия, 2017

Fig. IX.19

Карта годового влажного осаждения ионов никеля, 2017

Fig. IX.20

Ход ежегодных осаждений серы (SO 4 2- - S, SO 2 - S), окисленных форм азота (NO 3 - - N, NO x - N) и водорода на территории Чешской Республики, 1995–2017 годы

Fig.IX.21

Ход соотношения концентраций нитратов и сульфатов в атмосферных осадках (в пересчете на мкэкв. Л -1 ) на станциях CHMI в течение 1998–2017 гг.

Fig. IX.22

Годовое влажное осаждение различных загрязняющих веществ на отдельных станциях, 1991–2017 гг.

Fig. Х.1

Отраслевые выбросы углекислого газа, 1990–2016 годы

Fig. Х.2

Отраслевые выбросы метана, 1990–2016 годы

Fig. Х.3

Отраслевые выбросы закиси азота, 1990–2016 гг.

Fig. Х.4

Фторированные выбросы, 1995–2016 гг.

Fig. X.5

Выбросы углекислого газа от предприятий, зарегистрированных в ETS ЕС, 2006–2016 гг.

Fig. XI.1

Схема ссылок ISKO на источники данных и сотрудничающие системы, 2017

Fig. XI.2

Развитие мониторинга основных загрязняющих веществ в отдельных организациях

Fig. XI.3

Станция AIM Рудолице в Горах

Fig. XI.4

Измерительное место Усти-над-Лабем-Кочков

Fig. XI.5

AIM станция Либерец-Рохлице

Fig. XI.6

Станция MIM Карловы Вары - пробоотборник взвешенных частиц PMX в наружном воздухе

Fig. XI.7

Лаборатория определения концентрации ПАУ в атмосферном воздухе, Усти-над-Лабем-Кочков

Fig. XII.1

Диаграмма, показывающая параметры вариограммы и подгонку сферической кривой

 

Приложение

Fig. 1

Роза ветров, Прага 2-Ригеровы сады, 2017 и 2012-2016

Fig. 2

Концентрационные розы PM10 , Прага 2-Ригеровы сады, 2017 и 2012-2016 гг.

Fig. 3

Концентрационные розы PM10 , Прага 2-Ригеровы сады, 2017 и 2012-2016 гг.

Fig. 4

Концентрационные розы NO2 , Прага 2-Ригеровы сады, 2017 и 2012-2016 гг.

Fig. 5

Сезонно структурированные концентрационные розы NO2 , Прага 2-Ригеровы сады, 2017 и 2012-2016 гг.

Fig. 6

Термически структурированные розы концентрации O3 , Прага 2-Ригеровы сады, 2017 и 2012-2016 гг.

Fig. 7

Роза ветров, Брно-Туржаны, 2017 и 2012-2016

Fig. 8

Концентрационные розы PM10 , Брно-Туржаны, 2017 и 2012-2016

Fig. 9

Концентрационные розы  с сезонной разбивкой PM10 , Брно-Туржаны, 2017 и 2012-2016 гг.

Fig. 10

Концентрационные розы NO2 , Брно-Туржаны, 2017 и 2012-2016

Fig. 11

Сезонно структури

Fig. 1

Районы с превышением предельных значений загрязнения воздуха для отдельных групп веществ, 2017

Fig. I.1

Цветовая шкала в легенде о картах загрязняющих веществ для разделения  границ оценки и областей выше предельного значения

Fig. I.2

Известные станции станций мониторинга качества атмосферного воздуха, 2017

Fig. I.3

Зоны и агломерации для рассмотрения и оценки загрязнения воздуха в соответствии с Законом č. 201/2012 Sb. «Об охране воздуха» с внесенными в него поправками

Fig. II.1

Изменение общих выбросов в 1990–2016 гг.

Fig. II.2

Изменение общих выбросов твердых частиц (PM - particulate matter), 1990–2016 годы

Fig. II.3

Изменение общих выбросов тяжелых металлов, 1990–2016 гг.

Fig. II.4

Изменение общих выбросов летучих органических соединений, 1990–2016 гг.

Fig. II.5

Производство основного сырья, 1990–2016

Fig. II.6

Расход топлива из источников REZZO 1 и REZZO 2, 1990–2016 гг.

Fig. II.7

Расход топлива REZZO 3 (домохозяйства), 1990–2016 гг.

Fig. II.8

Расход топлива из источников REZZO 4, 1990–2016 гг.

Fig. III.1

Годовые отопительные сезоны в Чешской Республике, выражаемые в градусо-днях (D21) и их среднее значение за период 1987–2016 гг.

Fig. III.2

Годовой ход градусо-дней в Чешской Республике в отопительный сезон 2017 года (I - V, IX - XII) по сравнению со средним показателем 1987–2016 годов

Fig. III.3

Температура, условия дисперсии и концентрации PM10 и O3 в агломерации Острава / Карвина / Фридек-Мистек, 2017

Fig. III.4

Годовой ход процентного возникновения условий рассеивания в Чешской Республике и в агломерациях, 2017

Fig. IV.1.1

Наивысшие  24 часовые концентрации PM10 , 2017

Fig. IV.1.2

Наивысшие  24 часовые концентрации PM10 на станциях мониторинга загрязнения воздуха, 2017

Fig. IV.1.3

Среднегодовая концентрация PM10 , 2017

Fig. IV.1.4

Cреднегодовая концентрации PM10 , измеренная на станциях мониторинга загрязнения воздуха, 2017 г.

Fig. IV.1.5

Среднегодовая концентрация PM2,5 , 2017

Fig. IV.1.6

Среднегодовая концентрация PM2,5 , измеренное на станциях мониторинга загрязнения воздуха, 2017 г.

Fig. IV.1.7

Среднегодовая концентрация PM10 за пять лет , 2013–2017 годы

Fig. IV.1.8

Среднегодовая концентрация PM2,5 за пять лет , 2013–2017 годы

Fig. IV.1.9

Наивысшие 24 часовые концентрации и среднегодовые концентрации PM10 на отдельных станциях, классифицированных UB, SUB, I и T, 2007–2017 годы

Fig. IV.1.10

Наивысшие 24 часовые концентрации и среднегодовые концентрации PM10 на отдельных сельских (R) станциях, 2007–2017 гг.

Fig. IV.1.11

Среднемесячные концентрации PM2,5 в атмосферном воздухе на отдельных станциях, 2007-2017 гг.

Fig. IV.1.12

Количество превышений предельного значения за 24 часа. Концентрация PM 10 , 2017

Fig. IV.1.13

Доля населенных пунктов, в которых было превышено предельное значение в среднем за 24 часа. Концентрация PM10 и среднегодовые концентрации ТЧ 10 и 2.5, 2001-2017 гг.

Fig. IV.1.14

Годовой ход среднемесячных концентраций PM10 (средние для данного типа станции), 2017

Fig. IV.1.15

Годовой ход среднемесячных концентраций PM2,5 (средние значения для данного типа станции), 2017

Fig. IV.1.16

Среднемесячные концнтрации PM2,5 / PM10 , 2017

Fig. IV.1.17

Тенденции годовой характеристики PM10 в Чешской Республике, 2001–2017 гг.

Fig. IV.1.18

Тенденции годовой динамики PM2.5 в Чешской Республике, 2005–2017 гг.

Fig. IV.1.19

Тенденции изменения отдельных характеристик загрязнения воздуха PM10 (индекс, год 2001 = 100), 2001–2017 гг. и PM2,5 (индекс, 2005 г. = 100), 2005–2017 гг.

Fig. IV.1.20

Доля секторов NFR (номенклатуры отчётности) в общих выбросах PM10 , 2016

Fig. IV.1.21

Структура общих выбросов PM 10 по номенклатуре отчётности, 2008–2016 гг.

Fig. IV.1.22

Доля секторов NFR (номенклатуры отчётности) в общем объеме выбросов PM 2,5 в 2016 году

Fig. IV.1.23

Структура общих выбросов PM 2,5 , 2008–2016 гг.

Fig. IV.1.24

Концентрация выбросов PM 10 на площадях 5x5 км, 2016 г.

Fig. IV.1.25

Концентрация выбросов PM 2.5 на площадях 5х5 км, 2016 г.

Fig. IV.1.26

Медианный спектр ежедневного изменения состава и концентрации твёрдых частиц в воздухе, Оберватория Кошетице, 2017

Fig. IV.1.27

Медианный спектр ежедневного изменения состава и концентрации твёрдых частиц в воздухе, Оберватория Кошетице, 30 апреля 2017 г.

Fig. IV.1.28

Медианный спектр ежедневного изменения состава и концентрации твёрдых частиц в воздухе, город Усти-над-Лабем, 2017

Fig. IV.1.29

Медианный спектр ежедневного изменения состава и концентрации твёрдых частиц в воздухе,  Лом, 2017

Fig. IV.1.30

Медианный спектр ежедневного изменения состава и концентрации твёрдых частиц в воздухе, Острава-Файфейды, 2017

Fig. IV.1.31

Медианный спектр ежедневного изменения состава и концентрации твёрдых частиц в воздухе, Вержовице, 2017

Fig. IV.1.32

Среднегодовые концентрации элементарного углерода (EC – elemental carbon) и органического углерода (OC – organic carbon), NAO Кошетице, 2019-2017

Fig. IV.1.33

Среднегодовые концентрации „чёрного углерода“ (BC – black carbon), NAO Кошетице, Лом и Усти-над-Лабем, 2012-2017 гг.

Fig. IV.1.34

Доля секторов NFR (Nomenclature For Report - номенклатуры отчётности) в общих выбросах „чёрного углерода“ (BC – black carbon), 2016

Fig. IV.1.35

Изменение общих выбросов „чёрного углерода“ (BC – black carbon), 2008–2016 гг.

Fig. IV.2.1

Среднегодовая концентрация бензо [ а ] пирена, 2017

Fig. IV.2.2

Среднегодовые концентрации бензо [ а ] пирена, измеренные на станциях мониторинга загрязнения воздуха, 2017 г.

Fig. IV.2.3

Среднегодовые концентрации бензо [ а ] пирена, усреднённые за пять лет , 2013–2017 годы

Fig. IV.2.4

Среднегодовые концентрации бензо [ а ] пирена в атмосферном воздухе на отдельных станциях, 2007–2017 гг.

Fig. IV.2.5

Тенденции изменения годового распределения бензо [ а ] пирена в Чешской Республике в 2006–2017 гг.

Fig. IV.2.6

Измерение содержания бензо [ а ] пирена в течение 24 часов в небольших населенных пунктах в Южно-Моравском крае и в Брно, 2017 г.

Fig. IV.2.7

Годовой курс среднемесячных концентраций бензо [ а ] пирена (средние значения для станций определённого типа), 2017

Fig. IV.2.8

Концентрации бензо [ а ] пирена и частиц PM 10 в отдельных местах в зимние месяцы, 2013–2017 гг.

Fig. IV.2.9

Доля секторов NFR (Nomenclature For Report - номенклатуры отчётности) в общих выбросах бензо [ а ] пирена, 2016 г.

Fig. IV.2.10

Тенденция общих выбросов бензо [ а ] пирена, 2008-2016 гг.

Fig. IV.2.11

Концентрация выбросов бензо [ а ] пирена из квадратов 5x5 км, 2016 г.

Fig. IV.3.1

Среднегодовая концентрация - карта NO2 , 2017

Fig. IV.3.2

Среднегодовые концентрации NO2, измеренные на станциях мониторинга загрязнения воздуха, 2017 г.

Fig. IV.3.3

Карта среднегодовых концентрации NOx , 2017

Fig. IV.3.4

Среднегодовая концентрация NO2  усреднение за пять лет , 2013–2017 годы

Fig. IV.3.5

Максимальная часовая концентрация и среднегодовая концентрация NO 2 на отдельных станциях, 2007–2017 годы

Fig. IV.3.6

Годовой ход среднемесячных концентраций NO2 (средние значения для данного типа станций), 2017

Fig. IV.3.7

Тенденции годовых характеристик NO2 и NOx в Чешской Республике, 2001–2017 годы

Fig. IV.3.8

Тенденции отдельных характеристик загрязнения воздуха (эмиссии) NO 2 и NO x (индекс, 2001 год = 100), 2001–2017 годы

Fig. IV.3.9

Доля секторов NFR (Nomenclature For Report - номенклатуры отчётности) в общих выбросах NO x , 2016 г.

Fig. IV.3.10

Тенденция общих выбросов NOx , 2008–2016 гг.

Fig. IV.3.11

Концнетрации выбросов оксидов азота с площадей 5х5 км, 2016 г.

Fig. IV.4.1

Карта дневных максимумов (учитывается 8 часовая скользящая средняя) концентраций приземного озона в среднем за три года, 2015-2017

Fig. IV.4.2

Карта дневных максимумов (учитывается 8 часовая скользящая средняя) концентраций приземного озона в среднем за три года, измеренное на станциях мониторинга загрязнения воздуха, 2015–2017 гг.

Fig. IV.4.3

Индекс поля воздействия AOT40 (accumulated exposure over a threshold of 40 ppb - совокупное воздействие, превышающее порог 40 ppb), средний за 5 лет, 2013–2017 гг.

Fig. IV.4.4

Количество превышений (учитывается 8 часовая скользящая средняя) предельных значений содержания озона в течение одного года на отдельных станциях, 2015–2017 годы

Fig. IV.4.5

Значения индекса воздействия AOT40 (accumulated exposure over a threshold of 40 ppb - совокупное воздействие, превышающее порог 40 ppb) на отдельных станциях, в среднем за 5 лет, 2007-2017

Fig. IV.4.6

Годовые значения индекса воздействия AOT40 (accumulated exposure over a threshold of 40 ppb - совокупное воздействие, превышающее порог 40 ppb)  на отдельных станциях, 2013–2017 гг.

Fig. IV.4.7

Количество превышений предельного значения (учитывается 8 часовая скользящая средняя) концентрации приземного озона в среднем за три года, 2015-2017

Fig. IV.4.8

Годовой ход среднемесячных концентраций (учитывается 8 часовая скользящая средняя) O 3 (средние значения для отдельных типов станций), 2017

Fig. IV.4.9

Тенденции годового изменения концентраций O3 в Чешской Республике, 2001–2017 гг.

Fig. IV.4.10

Тенденции касательно отдельных характеристик загрязнения воздуха O 3 (индекс, 2001 год = 100), 2001–2017 годы

Fig. IV.5.1

Карта среднегодовых концентраций бензола, 2017

Fig. IV.5.2

Среднегодовые концентрации бензола, измеренные на станциях мониторинга загрязнения воздуха, 2017

Fig. IV.5.3

Среднегодовая концентрация бензола, усреднённая за пять лет, 2013–2017 годы

Fig. IV.5.4

Среднегодовые концентрации бензола на отдельных станциях, 2007-2017 гг.

Fig. IV.5.5

Тенденции изменения годовой концентрации бензола в воздухе в Чешской Республике, 2005–2017 гг.

Fig. IV.6.1

Карта среднегодовых концентраций кадмия в воздухе, 2017 г.

Fig. IV.6.2

Среднегодовые концентрации кадмия, измеренные на станциях мониторинга загрязнения воздуха, 2017 г.

Fig. IV.6.3

Карта среднегодовых концентраций мышьяка в воздухе, 2017 г.

Fig. IV.6.4

Среднегодовые концентрации мышьяка, измеренные на станциях мониторинга загрязнения воздуха, 2017 г.

Fig. IV.6.5

Среднегодовые  концентрации кадмия в воздухе, усреднённые за пять лет, 2013–2017 годы

Fig. IV.6.6

Среднегодовые концентрации мышьяка в воздухе, усреднённые за пять лет, 2013–2017 годы

Fig. IV.6.7

Среднегодовые концентрации кадмия в атмосферном воздухе на отдельных станциях, 2007–2017 гг.

Fig. IV.6.8

Среднегодовые концентрации мышьяка в атмосферном воздухе на отдельных станциях, 2007–2017 гг.

Fig. IV.6.9

Тенденции годовой концентрации тяжелых металлов в воздухе в Чешской Республике, 2006–2017 гг.

Fig. IV.6.10

Доля секторов NFR (Nomenclature For Report - номенклатуры отчётности) в общих выбросах мышьяка, 2016 г.

Fig. IV.6.11

Тенденция изменения общих выбросов мышьяка, 2008-2016

Fig. IV.6.12

Доля секторов NFR (Nomenclature For Report - номенклатуры отчётности) в общих выбросах никеля, 2016 г.

Fig. IV.6.13

Тенденция изменения общих выбросов никеля, 2008-2016

Fig. IV.6.14

Доля секторов NFR (Nomenclature For Report - номенклатуры отчётности) в общих выбросах кадмия, 2016 г.

Fig. IV.6.15

Тенденция изменения общих выбросов кадмия, 2008-2016

Fig. IV.6.16

Доля секторов NFR (Nomenclature For Report - номенклатуры отчётности)  в общих выбросах свинца, 2016 г.

Fig. IV.6.17

Тенденция изменения общих выбросов свинца, 2008-2016

Fig. IV.6.18

Карта концентрации выбросов мышьяка из квадратов 5x5 км, 2016 г.

Fig. IV.6.19

Карта концентрации выбросов никеля на площадях 5х5 км, 2016 г.

Fig. IV.6.20

Карта концентрации выбросов кадмия из квадратов 5х5 км, 2016 г.

Fig. IV.6.21

Карта концентрации выбросов свинца на площадях 5х5 км, 2016 г.

Fig. IV.7.1

Карта наивысших 24 – часовых концентраций SO2 , 2017

Fig. IV.7.2

Карта наивысших 24 – часовых измеренных концентраций SO 2 на станциях мониторинга загрязнения воздуха, 2017

Fig. IV.7.3

Карта среднегодовых концентраций SO2 , 2017

Fig. IV.7.4

Карта средних концентраций SO2 в зимний период 2017/2018

Fig. IV.7.5

Наивысшие 24 часовые концентрация и самые высокие почасовые концентрации SO 2 на отдельных станциях, 2007–2017 годы

Fig. IV.7.6

Тенденции годовой концентрации SO2 в Чешской Республике, 2001–2017 гг.

Fig. IV.7.7

Тенденции некоторых характеристик загрязнения воздуха SO2 (индекс, 2001 год = 100), 2001–2017 годы

Fig. IV.7.8

Доля секторов NFR (Nomenclature For Report - номенклатуры отчётности)  в общем объеме выбросов SO 2 в 2016 году

Fig. IV.7.9

 Изменение общих выбросов SO2 , 2008–2016 гг.

Fig. IV.7.10

Концентрация выбросов диоксида серы из квадратов 5x5 км, 2016 г.

Fig. IV.8.1

Максимальные ежедневные (учитывается 8 часовая скользящая средняя) концентрации СО на отдельных станциях, 2007-2017

Fig. IV.8.2

Доля секторов NFR (Nomenclature For Report - номенклатуры отчётности) в общих выбросах CO, 2016

Fig. IV.8.3

Тенденции общих выбросов CO, 2008–2016 гг.

Fig. IV.8.4

Концентрация выбросов окиси углерода на площадях 5х5 км, 2016 г.

Fig. IV.9.1.1

Годовой ход среднемесячных концентраций ЛОС (летучих органических соединений), 2017

Fig. IV.9.1.2

Доля секторов NFR (Nomenclature For Report - номенклатуры отчётности) в общих выбросах ЛОС (летучих органических соединений), 2016 г.

Fig. IV.9.1.3

Распределение общих выбросов ЛОС, 2008–2016 гг.

Fig. V.1

Среднегодовые концентрации PM10 в отдельных населенных пунктах и на отдельных типах станций, Пражская агломерация, 2008–2017 гг.

Fig. V.2

Среднегодовые концентрации PM2,5 в отдельных населенных пунктах, Пражская агломерация, 2006–2017 гг.

Fig. V.3

Количество дней с концентрациями PM10 > 50 мкг/м -3 по месяцам, включая общее количество превышений, Пражская агломерация, 2017

Fig. V.4

Количество превышений 24 часовых предельных концентраций PM10 в выбранных населенных пунктах и наивысшие 24 часовые концентрации PM10  на отдельных типах станций, Пражская агломерация, 2008–2017 гг.

Fig. V.5

Среднегодовые концентрации NO2 в отдельных населенных пунктах и на отдельных типах станций, Пражская агломерация, 2008–2017 годы

Fig. V.6

Среднегодовые концентрации бензо [ а ] пирена, Пражская агломерация, 2004–2017 гг.

Fig. V.7

Число превышений предельных значений O3 в среднем за три года, Пражская агломерация, 2006–2017 годы

Fig. V.8

Карта наивысших 24 часовых концентраций PM10 , Пражская агломерация, 2017

Fig. V.9

Карта среднегодовой концентрации NO2 , Пражская агломерация, 2017

Fig. V.10

Выбросы некоторых загрязняющих веществ в разрезе REZZO, Пражская агломерация, 2008 и 2016 гг.

Fig. V.2.1

Среднегодовые концентрации PM10 в отдельных населенных пунктах и на отдельных типах станций, Брненская агломерация, 2008–2017 гг.

Fig. V.2.2

Среднегодовые концентрации PM2,5 в отдельных населенных пунктах, Брненская агломерация, 2006–2017 гг.

Fig. V.2.3

Количество дней с концентрациями PM10 > 50 мкг/м -3 в отдельные месяцы, включая общее количество превышений, агломерация Брно, 2017

Fig. V.2.4

Количество превышений 24 часовых предельных значения PM10 в отдельных населенных пунктах и  максимальная концентрация PM10 (усреднение в течение 24 часов) на отдельных типах станций, агломерация Брно, 2008–2017 гг.

Fig. V.2.5

Среднегодовые концентрации NO2 в отдельных населенных пунктах и на отдельных типах станций, Брненская агломерация, 2008–2017 годы

Fig. v.2.6

Среднегодовые концентрации бензо [ а ] пирена, агломерация Брно, 2004-2017 гг.

Fig. V.2.7

Число превышений предельного значения O3 в среднем за 3 года, Брненская агломерация, 2006-2017

Fig. V.2.8

Карта наивысших 24 часовых концентраций PM10 , Брненская агломерация, 2017

Fig. V.2.9

Карта среднегодовой концентрации NO2 , агломерация г. Брно, 2017 г.

Fig. v.2.10

Выбросы отдельных загрязняющих веществ в разрезе REZZO, агломерация Брно, 2008 и 2016 гг.

Fig. V.3.1

Среднегодовые концентрации PM10 в отдельных населенных пунктах и на отдельных типах станций, агломерация Острава / Карвина / Фридек-Мистек, 2008–2017 гг.

Fig. V.3.2

Среднегодовые концентрации PM2,5 в отдельных населенных пунктах, агломерация Острава / Карвина / Фридек-Мистек, 2006–2017 годы

Fig. V.3.3

Количество дней с концентрациями PM10 > 50 мкг/м -3 в отдельные месяцы, включая общее количество превышений, агломерация Острава / Карвина / Фридек-Мистек, 2017

Fig. V.3.4

Количество превышений 24-часовых предельных значений PM10  в отдельных населенных пунктах и наивысшие 24-часовые концентрации PM10 на отдельных типах станций, агломерация Острава / Карвина / Фридек-Мистек, 2008–2017 гг.

Fig. v.3.5

Среднегодовые концентрации NO2 в отдельных населенных пунктах и на отдельных типах станций, агломерация Острава / Карвина / Фридек-Мистек, 2008–2017 годы

Fig. v.3.6

Среднегодовые концентрации бензо [ а ] пирена, агломерация Острава / Карвина / Фридек-Мистек, 2004–2017 гг.

Fig. v.3.7

Число превышений предельного значения O3 в среднем за три года, агломерация Острава / Карвина / Фридек-Мистек, 2006–2017 годы

Fig. v.3.8

Карта наивысших 24 часовых концентраций, агломерация Острава / Карвина / Фридек-Мистек, 2017

Fig. v.3.9

Карта среднегодовых концентраций NO 2 , агломерация Острава / Карвина / Фридек-Мистек, 2017

Fig. V.4.1

Пропорциональное представление значений индекса качества воздуха, рассчитанных на основе почасовых концентраций NO2 , PM10 и O3 на городских и пригородных автоматизированных станциях, 2017 год

Fig. VI.1

SVRS (SVRS - вспомогательные данные для объявления и отзыва ситуаций смога и регулирования) области и репрезентативные станции PM10

Fig. VI.2

SVRS области и репрезентативные станции O3 

Fig. VI.3

SVRS области и репрезентативные станции SO2 

Fig. VI.4

SVRS области и репрезентативные станции NO2

Fig. VI.5

Смоговые ситуации и регулирование PM10 в районах SVRS, где была объявленахотя бы одна смоговая ситуация, 2017

Fig. VI.6

Эпизод с высокой концентрацией PM10 в пражской агломерации, январь-февраль 2017 г.

Fig. VII.1

Районы с превышенными предельными значениями для охраны здоровья без приземного озона, 2017

Fig. VII.2

Районы с превышенными предельными значениями для охраны здоровья, включая приземный озон, 2017

Fig. VII.3

Превышения предельных значений загрязняющих веществ в Чешской Республике,% от площади, 2006–2017 гг.

Fig. VII.4

Районы с превышенными предельными концентрациями  загрязняющих веществ для защиты экосистем и растительности в NP и CHKO  без приземного озона, 2017

Fig. VII.5

Районы с превышенными предельными концентрациями  загрязняющих веществ для защиты экосистем и растительности в NP и CHKO  с приземным озоном, 2017

Fig. VIII.1

Популяционные концентрации PM10 , O 3 и NO2, рассчитанные по населению в городах в 28 государствах-членах ЕС, 2004–2016 гг.

Fig. VIII.2

Среднегодовая концентрация PM2,5 в Европе, 2015 г.

Fig. VIII.3

Среднегодовые концентрации бензо [ а ] пирена в Европе, 2013

Fig. VIII.4

Среднегодовые концентрации NO2 в Европе, 2015 г.

Fig. VIII.5

Карта 93,2 процентного значения от суточной максимальной концентрации O3 в Европе (по 8-часовым скользящим средним) , 2015 г.

Fig. IX.1

Сети станций мониторинга качества атмосферных осадков и атмосферной пыли, 2017

Fig. IX.2

Карта годового влажного осаждения серы (SO4 2- - S), 2017

Fig. IX.3

Карта годового сухого осаждения серы (SO2 - S), 2017

Fig. IX.4

Карта годового суммарного осаждения серы, 2017

Fig. IX.5

Карта годового сквозного осаждения серы, 2017

Fig. IX.6

Карта годового влажного осаждения азота (NO3 - - N), 2017

Fig. IX.7

Карта годового влажного осаждения азота (NH4 + - N), 2017

Fig. IX.8

Карта годового общего влажного осаждения азота, 2017

Fig. IX.9

Карта годового сухого осаждения азота (NOx - N), 2017

Fig. IX.10

Карта годового суммарного осаждения азота, 2017

Fig. IX.11

Карта годового влажного осаждения ионов водорода, 2017

Fig. IX.12

Карта годового сухого осаждения ионов водорода, соответствующих осаждению SO2 и NOx , 2017

Fig. IX.13

Карта годового суммарного осаждения ионов водорода, 2017

Fig. IX.14

Карта годового влажного осаждения хлорид-ионов, 2017

Fig. IX.15

Карта годового влажного осаждения ионов свинца, 2017

Fig. IX.16

Карта годового сухого осаждения свинца, 2017

Fig. IX.17

Карта годового влажного осаждения ионов кадмия, 2017

Fig. IX.18

Карта годового сухого осаждения кадмия, 2017

Fig. IX.19

Карта годового влажного осаждения ионов никеля, 2017

Fig. IX.20

Ход ежегодных осаждений серы (SO 4 2- - S, SO 2 - S), окисленных форм азота (NO 3 - - N, NO x - N) и водорода на территории Чешской Республики, 1995–2017 годы

Fig.IX.21

Ход соотношения концентраций нитратов и сульфатов в атмосферных осадках (в пересчете на мкэкв. Л -1 ) на станциях CHMI в течение 1998–2017 гг.

Fig. IX.22

Годовое влажное осаждение различных загрязняющих веществ на отдельных станциях, 1991–2017 гг.

Fig. Х.1

Отраслевые выбросы углекислого газа, 1990–2016 годы

Fig. Х.2

Отраслевые выбросы метана, 1990–2016 годы

Fig. Х.3

Отраслевые выбросы закиси азота, 1990–2016 гг.

Fig. Х.4

Фторированные выбросы, 1995–2016 гг.

Fig. X.5

Выбросы углекислого газа от предприятий, зарегистрированных в ETS ЕС, 2006–2016 гг.

Fig. XI.1

Схема ссылок ISKO на источники данных и сотрудничающие системы, 2017

Fig. XI.2

Развитие мониторинга основных загрязняющих веществ в отдельных организациях

Fig. XI.3

Станция AIM Рудолице в Горах

Fig. XI.4

Измерительное место Усти-над-Лабем-Кочков

Fig. XI.5

AIM станция Либерец-Рохлице

Fig. XI.6

Станция MIM Карловы Вары - пробоотборник взвешенных частиц PMX в наружном воздухе

Fig. XI.7

Лаборатория определения концентрации ПАУ в атмосферном воздухе, Усти-над-Лабем-Кочков

Fig. XII.1

Диаграмма, показывающая параметры вариограммы и подгонку сферической кривой

 

Приложение

Fig. 1

Роза ветров, Прага 2-Ригеровы сады, 2017 и 2012-2016

Fig. 2

Концентрационные розы PM10 , Прага 2-Ригеровы сады, 2017 и 2012-2016 гг.

Fig. 3

Концентрационные розы PM10 , Прага 2-Ригеровы сады, 2017 и 2012-2016 гг.

Fig. 4

Концентрационные розы NO2 , Прага 2-Ригеровы сады, 2017 и 2012-2016 гг.

Fig. 5

Сезонно структурированные концентрационные розы NO2 , Прага 2-Ригеровы сады, 2017 и 2012-2016 гг.

Fig. 6

Термически структурированные розы концентрации O3 , Прага 2-Ригеровы сады, 2017 и 2012-2016 гг.

Fig. 7

Роза ветров, Брно-Туржаны, 2017 и 2012-2016

Fig. 8

Концентрационные розы PM10 , Брно-Туржаны, 2017 и 2012-2016

Fig. 9

Концентрационные розы  с сезонной разбивкой PM10 , Брно-Туржаны, 2017 и 2012-2016 гг.

Fig. 10

Концентрационные розы NO2 , Брно-Туржаны, 2017 и 2012-2016

Fig. 11

Сезонно структурированные розы с концентрацией NO 2 , Брно-Туржаны, 2017 и 2012-2016 гг.

Fig. 12

Термически структурированные концентрационные розы O3 , Брно-Туржаны, 2017 и 2012-2016 гг.

Fig. 13

Роза ветров, Острава-Фифейды, 2017 и 2012-2016

Fig. 14

Концентрационные розы PM10 , Острава-Фифейды, 2017 и 2012-2016 гг.

Fig. 15

Сезонная разбивка концентрационных роз  PM10 , Острава-Фифейды, 2017 и 2012-2016

Fig. 16

Концентрационные розы NO2 , Острава-Фифейды, 2017 и 2012-2016 гг.

Fig. 17

Сезонно-разделённые розы концентрации NO2 , Острава-Файфейды, 2017 и 2012-2016 гг.

Fig. 18

Термически структурированные концентрационные розы O3 , Острава-Фифейды, 2017 и 2012-2016 гг.

рованные розы с концентрацией NO 2 , Брно-Туржаны, 2017 и 2012-2016 гг.

Fig. 12

Термически структурированные концентрационные розы O3 , Брно-Туржаны, 2017 и 2012-2016 гг.

Fig. 13

Роза ветров, Острава-Фифейды, 2017 и 2012-2016

Fig. 14

Концентрационные розы PM10 , Острава-Фифейды, 2017 и 2012-2016 гг.

Fig. 15

Сезонная разбивка концентрационных роз  PM10 , Острава-Фифейды, 2017 и 2012-2016

Fig. 16

Концентрационные розы NO2 , Острава-Фифейды, 2017 и 2012-2016 гг.

Fig. 17

Сезонно-разделённые розы концентрации NO2 , Острава-Файфейды, 2017 и 2012-2016 гг.

Fig. 18

Термически структурированные концентрационные розы O3 , Острава-Фифейды, 2017 и 2012-2016 гг.